Главная Заметки экскурсовода От Кремля - в Хамовники

От Кремля - в Хамовники

Почему 15 маршрутов? Потому что столько переходящих в дальние дороги улиц с неповторимыми московскими названиями отходят от Боровицкого холма. Где еще можно встретить Остоженку, Солянку. Ордынку, Маросейку, Сретенку или Арбат? Кажется, даже почте не понадобится название города: Москва и только Москва. А вот путешествие по давно знакомым местам, маршрутам троллейбусов, автобусов, трамваев, собственной машины, на первый взгляд, не таит в себе ничего занимательного. Какие уж тут загадки или первооткрывательство! Разве что лишнее и притом совсем не обязательное имя, дата и обстоятельства, от которых память постарается незамедлительно избавиться: лишний груз в заливающем нас информационном потоке. Справку, если уж в ней возникнет необходимость, так легко получить в бесконечных справочниках или Интернете.


Но только дело не в справке и не в пресловутой эрудиции сомнительного толка, которую так настойчиво пропагандируют всяческого рода телешоу со сведенными до устрашающего примитива подсказками для выбора. Речь идет о возможности каждого из нас вписаться в окружающую историческую среду, ощутить себя ее органической частью и, может быть, главное — продолжением. Или иначе — добрать в свои легкие тот воздух, который начали набирать, но еще не добрали предки. Они из поколения в поколение осознавали мир природы и мир своих чувств, побуждений, стремлений. Мы не мыслим своей жизни без компьютеров и Интернета, без телевидения и электронной почты, без самолетов и баранки автомашины, а вот такие старомодные и наив»ные понятия, как человечность, способность поступаться собственными интересами, выгодой, удобствами, само по себе вытекающее из них чувство сострадания, сочувствования — получили ли они такое же развитие? Или почти исчезли из наших представлений на модный американский манер? Между тем просто отмахнуться от них не позволяет не только человеческая природа, но и не слишком осознаваемый каждым инстинкт самосохранения. Именно самосохранения!
Каждого — и здесь исключений не существует! — ждут минуты (месяцы? годы?), когда единственно нужными, спасительными, бесценными становятся забота, участие, сердечная преданность (не хочется применять затасканное по всем секс-шоу и публичным толковищам слово «любовь»). Они не покупаются за деньги, не приходят в многоуровневые особняки и на яхты миллионной стоимости и немыслимой длины, не рождаются из брызг самого дорогого шампанского. Они могут быть только откликом на подобные же чувства. Откуда их взять — а если присмотреться к истории не в порядке «пополнения эрудиции“, а соотнося то, что было, с тем, что все еще существует в тебе. Прислушаться к себе и всмотреться в последние сохраняющиеся памятники. Последние! Над этим стоит задуматься.

Когда-то после многолетних странствий по Европе Гоголь пришел к убеждению, что жить можно только в двух городах: Риме и Москве. Ровно 160 лет назад он остановил свой окончательный выбор на Москве из-за ее красоты, необычайного гостеприимства и русской речи, кото»рой «мечтал упиться».
Сегодня вымечтанной Гоголем. Москвы не существует. Повально снесены дома, в которых он бывал, где складывалась литературная среда. Те, которые кажутся сохранившимися, полностью выпотрошены и переделаны изнутри. Ни об одной двери нельзя сказать, что ее касался Гоголь, а к окну, тем более, подходил. Чудом сохраняющийся особняк, в котором писатель провел последние четыре года жизни, где так тяжело болел и умер, по-прежнему занят городской библиотекой, которая правительству города представляется куда более важной, чем полноценный, единственный в Москве и мире музей-усадьба.
Впрочем, чудо это вполне рукотворное. Не удалось москвичам отстоять территорию домовладения, и вот уже дымит перед окнами писателя наскоро сколоченный деревянный грузинский ресторан. Недосмотрели те же москвичи, и крыша дома оказалась поднятой вопреки оригиналу, чтобы на вновь образовавшемся третьем этаже разместить помещения для дирекции. Кажется, бесполезно бороться за то, чтобы двор мемориального дома перестал быть проходным и перед окнами его комнат кончилось мелькание делового потока, одинаково не замечающего ни последний приют писателя (попробовал бы так кто-нибудь  обойтись с петербургской квартирой Пушкина на Мойке!), ни основательно скрытый от любопытных глаз памятник работы Николая Андреева, поставленный, кстати сказать, на народные деньги и на выбранном москвичами месте Арбатской площади, где красуется монумент на все случаи жизни советского корифея Н.В. Томского.

Пожалуй, единственное, что москвичам удалось. — спасти от сплошной порубки талызинский сад под окнами писателя. Порубочный лист (по запросу библиотеки, не имеющей никакого отношения к территории двора!) был выдан на все произрастания — от деревьев до кустов с единственным указанием немедленного вывоза лесоповала.

Когда-то Гоголь с особым чувством смотрел на стоявший перед его окнами, по другую сторону бульвара, дом князей Шаховских-Голицыных, иначе — Соловьиный, как его называли москвичи. Незадолго до первого приезда Гоголя в Москву дом был приобретен Ф.Ф. Ко-кошкиным, руководителем казенной императорской сцены в Москве. Здесь Федор Федорович, сам неплохой актер-любитель и режиссер, разместил залы для репетиций, квартиры ведущих артистов московской императорской сцены, типографию, печатавшую программки и афишки. Среди знаменитых жильцов здесь оказался Варламов, напи-савший в стенах Соловьиного дома более 70 своих романсов, принимавший у себя приехавшего в Москву на гастроли ФеренцаЛиста, которого впервые познакомил с цыганской музыкой. В салоне ведущей драматической актрисы М.Д. Лъвовой-Синецкой, доброй знакомой Пушкина, бывали и сам поэт и Грибоедов (Мария Дмитриевна стала первой исполнительницей Софьи в «Горе от ума»), и профессура Московского университета, и наиболее известные артисты. Позже в доме находились квартира и студия Михаила Чехова, в дни юбилея которого Соловьиный дом был снесен. В одночасье широким фронтом могучих бульдозеров, чтобы «расчистить Арбатскую площадь“ к приезду Ельцина, собиравшегося присутствовать на закладке часовни у Министерства обороны в честь соименного ему святого.

Дом не поддавался. Могучие стены XVIII века стояли насмерть. Бульдозеры раз за разом повторяли атаку, пока на краю площади не образовался огромный курган битого кирпича с горьким запахом пепелища, так страшно памятного всем, кто прошел Великую Отечественную.

Правда, на одном из заседаний в присутствии главного архитектора города мэр запальчиво заявил, что восстановит именно Соловьи»ный дом. Но и на этот раз чуда не случилось: на месте владения князей Шаховских растет очередной многоэтажный отель, нарушая общий характер застройки центра города.
Это наши дни. Сегодня и сейчас. Поэтому так важно среди круговерти буден найти два часа и отдать их путешествию. Неспешному. Вдумчивому. Может быть, и в полном одиночестве. В каждом из путешествий есть много незнакомого. От далекой истории до наших дней. Включая и Великую Отечественную войну. Что-то будет интересным. Что-то горьким. Что-то неожиданно близким и дорогим. Всего два часа, чтобы разобраться (или попытаться разобраться) в самом себе.

05.04.2012

Читать дальше:
1 2 3 4 5 6
Новости

[24.04.2015]

Восемнадцатого мая, в международный день музеев, для свободного посещения будут открыты: территория Кремля, Патриаршие палаты, а также музеи-соборы. Бесплатные билеты можно будет получить в день посещения в кассах, расположенных на территории Александровского сада. Пройти в Кремль можно через Кутафью башню.

Улицы Москвы

Москва – огромный и красивый город, с множеством больших и маленьких улиц, и у каждой из них есть своя неповторимая интересная история. Многим знакомы такие названия как Петровка, Лубянка, Мясницкая, но есть и множество других улиц, про которые можно много и долго рассказывать. Этот раздел поможет узнать читателям интересные факты про московские улицы и открыть для себя новое в истории столицы России.

Заметки экскурсовода

В данном разделе Вы можете найти уникальные материалы по истории Кремля, информацию о исторических и культурных достопримечательностях Москвы. О Красной площади, Благовещенском соборе, Государственном Кремлевском Дворце пишут лучшие московские краеведы и историки. Раздел «Заметки экскурсовода» будет интересен всем тем, кто хочет глубоко погрузиться в историю Москвы и Кремля.